Готовые сочинения

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Образ дороги в русской литературе XIX века (По произведениям А. С. Грибоедова «Горе от ума», Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

Печать

Образ дороги в русской литературе XIX века (По произведениям А. С. Грибоедова «Горе от ума», Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

1. Замедление хода времени в пути.
2. Дорога — единственная соединительная ниточка прошлого и настоящего.
3. Гоголь как «композитор» русской души.
4. Дорожный лекарь человеческих душ.

Дорога — бесконечный отрезок, который, однако, имеет какую-то абстрактную точку начала. Да и конец у дороги все-таки есть. Но вот между этими двумя точками находится проселочная дорога, непроходимые леса, целая жизнь.

Именно такое нарастание смыслового содержания понятия дороги дается в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души». Несмотря на галерею «мертвых душ», представленных в произведении, соединены они все-таки дорогой. Чичиков путешествует намеренно или случайно по тому или иному пути с определенной целью — купить мертвые души. Но ведь по дороге можно путешествовать и без всякой цели. Просто брести, как говорят, куда глаза глядят. Но все-таки, с какой- бы целью ни путешествовал человек, бесконечная лента заманчивой полосы, что петляет по белому свету, наводит на размышления. Она словно манит, притягивает, и никак нельзя преодолеть это желание путешествовать.

Но и странствия имеют определенную цель. Так, например, в «Гope от ума» А. С. Грибоедова дорога играет роль самообразования. Чацкому совершенный путь помогает более четко увидеть все негативные и бесперспективные стороны старого общества, которое совершенно не хочет меняться в ногу со временем. Фамусовы остались в начале пути, они не могут да и не хотят двигаться вперед. Ум, подаренный Чацкому в дар за его странствия, приносит ему только горе. И он снова отправляется в путь, чтобы отыскать, «где оскорбленному есть чувству уголок». Дорога снова заманила его в свои сети. Она, и только она знает, как найти правильный выход или решение.

И это видно не только на страницах известных книг различных авторов, но и в современной жизни. Длинная дорога дает возможность остановиться и задуматься над тем, что ты делаешь, к чему стремишься. Дорога словно замедляет ход времени. И при этом это непонятное бескрайнее пространство вырывает тебя из привычной среды. Человек попадает совершенно в новые условия, которые, однако, совершенно не требуют от него реакции на окружающую обстановку. Таким образом, именно дорога создает вокруг путешественника новый вакуум. И, как в случае с Чацким, невольно заставляет задуматься о своем прошлом, настоящем и будущем. И в таком контексте образ дороги будет играть уже ключевую, доминирующую роль.

Дорога дает возможность по-новому построить свою дальнейшую жизнь или исправить что-то здесь и сейчас. Чичиков в дороге встречает случайных людей, которые формируют, сами того не желая, его дальнейший путь. Снова и снова Чичиков в дороге. «И опять по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать версты, станционные смотрители, колодцы, обозы, серые деревни с самоварами, бабами и бойким бородатым хозяином...» Целая жизнь проходит перед глазами путешественника. Он из своего «дорожного» мира смотрит на мир реальный. Он наблюдатель, который при этом остается незамеченным. То есть совершенно не вмешивается в жизнь тех, кто «мелькает» мимо него.

И подобная бегущая галерея жизненных позиций и взглядов на происходящее заставляет задумываться о своей личной жизни. В таком раскладе путешественник сравнивает свои ситуации с теми, которым стал невольный свидетель. Или же дорожная лента заставляет окрылять воспоминания прошлого. «Русь! Русь! Вижу тебя. Из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу...» Именно дорога оказывается той единственной ниточкой, что соединяет прошлое и настоящее уже не для главного героя, а для самого автора. И как бы далеко ни был человек от родины, она всегда рядом с ним, пока в руках один конец «волшебной» связующей нити. Русь, о которой вспоминает автор, вся «исполосована» дорогами. И все они открыты и доступны любому путешественнику.

Возможно, что дорога может оказаться заветным ключиком от загадочной русской души. Ведь посетив самые отдаленные места, можно сказать словами Гоголя: «Открыто-пустынно и ровно все в тебе...» В этой фразе говорится о Руси, но разве она несправедлива по отношению к дороге. Русские просторы открыты для каждого, только вот поймет ли каждый их магическую прелесть.

Дорогу Гоголь наделяет еще и музыкальной составляющей. «Почему слышится и рождается немолчно в умах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей. От моря и до моря, песня!» И действительно, стоит прислушаться к загадочному голосу дорожной ленты. О чем она поет? Кого-то утешает, у кто-то ищет понимания и утешения. А кого-то убаюкивает, кто-то поддается ее очарованию.

Ноты подобная песня берет из вашей души и создает свое неповторимое, музыкальное произведение. Оно звучит только для каждого в отдельности и для каждого оно свое, личное, индивидуальное. А какие нотки звучат, грустные и печальные или веселые и жизнерадостные, зависит от самого «композитора». В авторской песне «Мертвых душ» свои оттенки. «Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают и стремятся в душу и вьются около моего сердца?»

Автор вопрошает, какая связь может быть между ним и Русью. И мы можем ответить: это дорога. Она не дает возможность окончательно порвать узы с милым сердцу уголком. Эта ниточка очень тонкая, но она существует. А опорой и защитой сердцу будет сердечная любовь и привязанность к Руси.

И после беспредельных мыслей о Руси, рожденных в Дороге, автор начинает размышлять о самом понятии дороги. «Какое странное, и манящее, и несущее, и чудесное в слове: дорога! и как чудна она сама, эта дорога...» В этом определении собраны все наши наблюдения над этим объектом. Только Гоголь смог подобрать простые, но очень емкие и информативные эпитеты.

Дорога не только проходит в ярких образах мимо путешественника. Она еще и возникает на небе: «...на побелевшем холодном небосклоне золотая бледная полоса...» Но та дорога доступна только взглядам, думам, мечтам. Там другой мир, живущий по своим законам. И небесный путь навсегда останется недосягаемой надеждой. Но именно та далекая дорога приносит великолепное утро. И автор все восхищается: «Боже! как ты хороша подчас, далекая, далекая дорога!»

Писатель подводит своеобразный итог феномену дороги в своей жизни, что вполне можно соотнести и с нашими выводами. «Сколько раз, как погибающий и тонущий, я хватался за тебя, и ты всякий раз меня выносила и спасала!» Можно сказать, что только дороге дано какое-то негласное право лечить души и вдохновлять идти снова вперед, к новым свершениям. Дорога не дает отчаяться, а заставляет задуматься и не решать все сгоряча. Поэтической душе, дорога дает «чудные замыслы», навевает «поэтические грезы», предоставляет возможность «перечувствовать» множество «дивных впечатлений».

Дорога в «Мертвых душах», можно сказать, служит первоисточником самого произведения. Человек, никогда не бывавший в пути, не сможет оценит красоту заманчивой дорожной ленты. Она становится связующим звеном не только между городами, но и поколениями. И в каком бы веке мы ни жили, в XIX или XXI, всех нас объединяет один магический символ-образ — дорога.