Готовые сочинения

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Победил ли Чацкий в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»?

Печать

Победил ли Чацкий в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»?

1.  «Болото» незнания и невежества.
2.  Бисер для свиней.
3.  Победа или поражение.

Задумываясь над вопросом, победил ли главный герой «Горе от ума» в описанном автором противостоянии, можно ответить только одно — нет. Александр Андреевич Чацкий проиграл. И такой ответ не безоснователен. Мы понимаем это уже из самого названия комедии: горе, беда от ума. Умные люди не нужны тому обществу, в которое попадает Чацкий. Главенствующую роль там играют не ум или знания, а положение. Потому Фамусов и отзывается так лестно о Скалозубе: «Известный человек, солидный, / И знаков тьму отличья нахватал: / Не по летам; и чин завидный, / Не нынче завтра генерал». И потом Скалозуб сам подтверждает ходячее мнение о вреде учебы, о заболевании людей этой «болезнью». «Но крепко набрался каких-то правил. / Чин следовал ему: он службу вдруг оставил. / В деревни книги стал читать». Просвещение вредно тем, кто живет во тьме и не хочет преодолеть этого порога. Люди по собст­венной воле погибают в «болоте» незнания и невежества.

Понятие чина царит в пьесе, оно словно одушевляется. Только чин может стать той заветной дверцей, что открывает большой мир. Возможно, поэтому у чинов нет собственного мнения. Да и источником информации становятся «дряхлые» новости. В этом ключе начинается знаменитый монолог Чацкого: «А судьи кто? — За древностию лет / К свободной жизни их вражда непримирима, / Сужденья черпают из забытых газет / Времен Очаковских и покоренья Крыма...»

Люди, в мир которых попал Чацкий, нисколько не изменились. Он словно вернулся в ту же атмосферу, которую оставил на время. Но если это время ему пошло на пользу, то миру Фамусовых это время ничего не дало. Да и что оно может дать, если у них балом правит Максим Петрович.

Одной из тем, которая оказывается в центре всеобщего внимания, становится слух о помешательстве Чацкого. «Нелепость обо мне все в голос повторяют! / И для иных как словно торжество, / Другие будто сострадают... / О! если кто в людей проник: / Что хуже в них? душа или язык!» И кто становится виновником подобных сплетен — любимый человек — София!

Можно сказать, что Чацкий бьется головой о глухую стену непонимания и неспособности воспринять что-либо новое и прогрессивное. Он пытается открыть окружающим дверь в другой мир, полный интересного и непознанного. Напрасный труд! «Желаю вам дремать в неведенье счастливом», — так комментирует свое отступление Чацкий.

В свой приезд Чацкий сталкивается еще с одной неоднозначной и интересной фигурой — Молчалиным. Само имя выдает сущность данного персонажа. Он нашел свою нишу: «В мои лета не должно сметь свое суждение иметь». С этим девизом он идет по жизни. А зачем высказывать что-либо, если окружающие все равно все решают за тебя. Надо просто найти соответствующее окружение, и Молчалин этого достиг. Вполне справедливо говорит о нем Чацкий: «Другой найдется, благонравный, / Низкопоклонник и делец, / Достоинствами, наконец, / Он будущему тестю равный». В этом мире и стар и млад идут по одной и той же дороге, которая никуда не ведет. Молодежь даже не пытается сопротивляться этому. Старается изменить ситуацию только Чацкий. Он открыто вступает в борьбу. А надо ли все это хоть кому-нибудь? В данном случае вполне справедливы слова, что вспоминает Кутейкин: «...писано бо есть, не мечите бисера перед свиньями, да не попрут его ногами».

Однако чем дальше углубляешься в произведение, тем больше сомневаешься в категоричности ответа на главный вопрос — победил ли Чацкий?

 Несмотря на всю картину в целом, которая формируется довольно-таки быстро, можно найти небольшие эпизоды, где ответ на вопрос может быть положительным. Примером может служить облик бывшего друга Чацкого — Платона Михайловича. Когда-то их объединял «шум лагерный, товарищи и братья». Однако теперь приятель Чацкого женат, слаб здоровьем. «Да, брат, теперь не так...» — печально констатирует Платон Михайлович. И впоследствии он несколько раз повторяет, что «теперь, брат, я не тот...» Бывший военный, которому все было по плечу, сожалеет, что славное время прошло.

Перед нами — наглядный пример того, что могло бы случиться с самим Чацким, если бы он остался в Москве. Судьба подарила Александру Андреевичу Чацкому возможность не сожалеть о славном житье, а с восторгом его вспоминать. Словами Чацкого рисуется портрет холостого Платона Михайловича. «Не в прошлом ли году, в конце, / В полку тебя я знал? лишь утро: ногу в стремя / И носишься на борзом жеребце; /Осенний ветер дуй, хоть спереди, хоть с тыла».

Грибоедов не зря вводит в комедию образ Платона Михайловича. С помощью него автор подсказывает читателям, что ответ на вопрос, победил ли Чацкий, очень неоднозначен. В мире, куда попал главный герой спустя некоторое время, он оказался в проигрыше. Но если вспомнить о Платоне Михайловиче, то в этом случае Чацкого можно назвать победителем. Он не позволил уничтожить себя на бытовом уровне, начинающимся в семейной жизни. Его пытливый ум, который, в конечном счете, ведет к проигрышу, способен воспринимать новые знания. И в данном случае Чацкий, несомненно,победил.

Поэтому, наверное, достаточно сложно дать категоричный ответ: победа это или поражение. Общество, в которое попадает Чацкий, оказывается сильнее. Но даже в нем встречаются, которые близки по духу Чацкому. Среди них можно назвать Платона Михайловича. И по сравнению с этим образом видна победа Чацкого. Александр Андреевич не опускается так, как делает это его друг. Он выбирает другой путь — бегство. Мир не готов для новых веяний и, тем более, кардинальных изменений. Поэтому главному герою приходится констатировать: «Вы правы: из огня тот выйдет невредим, / Кто с вами день пробыть успеет, / Подышит воздухом одним /И в нем рассудок уцелеет». Так что отъезд Чацкого — не бегство в прямом смысле этого слова. Это временное отступление. Когда невозможно идти напролом, существуют обходные пути. И какое бы горе ни было от ума, все-таки только ум движет человека вперед.

В комедии Грибоедова победа и поражение находятся на разных чашах весов. И пока приходится констатировать, что чаша «поражение» перевешивает. Но это не окончательный ответ. Хоть Чацкий практически одинок, однако он есть — а значит, есть и надежда на лучшее.