Готовые сочинения

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Наследие русской самобытной культуры в баснях И. А. Крылова «Ворона и Лисица» «Квартет», «Лебедь, Щука и Рак»

Печать

Наследие русской самобытной культуры в баснях И. А. Крылова «Ворона и Лисица» «Квартет», «Лебедь, Щука и Рак»

1.  «Сказочность» персонажей.
2.  Манера письма.
3.  Историческая основа.

При упоминании такого жанра, как басня, нам вспоминаются всего несколько имен. Это Эзоп, Лафонтен и Крылов. Именно мастерство древнегреческого баснописца явилось прочной основой для становления и развития басенного жанра. Древнегреческая мудрость перешла потом в творчество И. А. Крылова. Многие сюжеты Иван Андреевич позаимствовал и у француза Лафонтена. Рассмотрев проблематику, выдвигаемую предшественниками, баснописец постепенно обращается к национальным сюжетам. И если в ранних переводных баснях лишь появляется русские черточки, то в более поздних баснописец всецело переходить на национальную тематику. Шаг за шагом у Ивана Андреевича формируется свой национальный самобытный стиль.

Проявляется это все в баснях Крылова, например, в выборе персонажей. Ведь они словно взяты из русских народных сказок. Возможно, что и в первоисточниках переводных басен были такие же звери-персонажи. Однако в мастерском переводе Крылова они приобретали знакомые, национальные черты. Всем известно, что лисица хитра, ловка и умеет найти выход из любого положения. Русскому читателю хорошо известна еще одна неотделимая часть ее образа — плутовство. «Плутовка к дереву на цыпочках подходит; / Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит / И говорит так сладко, чуть дыша...»

В другой басне — «Квартет» — появляется вообще своеобразный символ российского государства — медведь. Этот образ из сказок известен своей косолапостью. Таким он предстает и в басне «Квартет». Появляются здесь и другие персонажи, одно упоминание которых предвещает обреченность задуманного предприятия. «Проказница Мартышка, / Осел, / Козел / Да косолапый Мишка / Затеяли сыграть Квартет». Заметим, что два образа (Осел и Козел) не наделены какими-либо определяющими словами. Но уже такое их обозначение говорит само за себя. Поэтому толка из этого квартета так и не выходит. «И сели на лужок под липки — / Пленять своим искусством свет. / Ударили в смычки, дерут, а толку нет».

В басне «Лебедь, Щука и Рак» подобной определяющей характеристики нет. Но мораль басни, поставленная в начало, все равно определяет ход дальнейшего развития. «Когда в товарищах согласья нет, / На лад их дело не пойдет, / И выйдет из него не дело, только мука». Вот после такого зачина понимаешь роль каждого персонажа. Каждый из них подчиняется своей природной стихии и старается вернуться только к ней.

Национальная самобытность проявляется и в манере письма Крылова. Настолько легко читаются его басни как детьми, так и взрослыми. Крылов, словно добрый сказочник, поведал нам трагические по сути жизненные коллизии. «И на приветливы Лисицыны слова / Ворона каркнула вовсе воронье горло: / Сыр выпал — с ним была плутовка такова». Примечательны в баснях Крылова ненавязчивость и отсутствие грубой назидательности. Все преподносится в легкой форме — даже мораль. «Уж сколько раз твердили миру, / Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок, / И в сердце льстец всегда отыщет уголок».

В России известны и другие имена русских баснописцев — Сумароков, Дмитриев. Однако их басни отличались вычурностью, светским языком и своеобразным стилем. Естественно, что глупый осел не мог говорить тем языком, на котором изъяснялся высший свет.

Поэтому басни Крылова в большой степени самобытны. Это проявляется не только в сюжетах, но в и манере общения. Иван Андреевич берет за основу разговорный язык, который соответствует тем образам, что появляются в басне. Иногда выбор слов баснописцем очень оригинален. «Вещуньина с похвал вскружилась голова, / От радости в зобу дыханье сперло...» В такой сообщительно иронической манере строится и басня «Лебедь, Щука и Рак». «Поклажа бы для них казалась и легка: / Да Лебедь рвется в облака, / Рак пятится назад, а Щука тянет в воду».

Все эти моменты — выбор персонажей, простой разговорный слог — способствуют формированию национальной са мобытности. Дальнейшая ступень — это принятие текстов читателем. Басни становятся популярны среди народа. И показателем того, что народ их принял, является извлечение из них пословиц и поговорок. Как правило, эти два понятия не подразумевают наличие автора. Но вот Крылову отводится здесь почетное место. Басни Ивана Андреевича стали настолько близкими русскому человеку и его духу, что они по частям начали расходиться на пословицы и поговорки. Например, из басни «Лебедь, Щука и Рак» — «да только воз и ныне там». Или из «Вороны и Лисицы» — «Вороне где-то бог послал кусочек сыру...». В другой же басне «Квартет» напрашиваются две «пословицы»: «затеяли сыграть Квартет», «а вы, друзья, как не садитесь, / Все в музыканты не годитесь».

И, наверное, главным проявлением национальной самобытности становится то, что сюжеты своих произведений баснописец берет из родной и близкой ему истории. По свидетельству современников известно, что в басне «Квартет» высмеивается «государственный совет, действовавший с 1 января 1810 года». «Косолапый Мишка — граф Аракчеев, главный проводник реакционной политики Александра», — замечают исследователи. В результате в басне поднимаются вопросы, характерные для русского человека и понятные только ему. Ведь только тот, кто испытал на себе аракчеевское «правление» смог бы правдиво и достоверно описать сложившуюся обстановку. Но Крылов при этом создает такую басню, что она становится понятна и актуальна для любого читателя. Она настолько самобытна и наполнена неисчерпаемым смысловым богатством.

«Его басни, — писал Н. Степанов, — были такими "ларчиками", полностью наполненными сокровищами народной мудрости». И эта мудрость народа придавала басням особый специфический колорит. Его басни не спутаешь ни с чем. Они, словно заклинания, звучат внутри каждого из нас.

Крылов очень тщательно обрабатывает свои тексты. И подобная кропотливая работа послужила тому, что басни стали неотъемлемой частью жизни каждого поколения. Произведения настолько растворились в читательской атмосфере, что уже осмысленными кусочками появляются вне его рамок — в виде пословиц и поговорок. Не в этом ли проявление национальной самобытности басен?