Готовые сочинения

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Баллады А. К. Толстого «Илья Муромец», «Правда», «Курган». Народные идеалы и авторская позиция в балладах

Печать

Баллады А. К. Толстого «Илья Муромец», «Правда», «Курган». Народные идеалы и авторская позиция в балладах

1.  Образ народного героя в балладе «Илья Муромец».
2.  Философские проблемы истины и фанатизма в балладе «Правда».
3.  Размышления о бренности земной славы в балладе «Курган».
 
Какова она, правда, на свете живет?
А и много про нее говорено,
А и много про нее писано,
 А и много про нее лыгано.
А. К. Толстой. «Правда»

Создавая свои баллады, А. К. Толстой обращался к славному историческому прошлому, к известным фольклорным сюжетам. Образ Ильи Муромца из одноименной баллады, богатыря из одноименной баллады, заимствован автором из русских былин. Но Толстой не стремится рассказать о подвигах славного богатыря. Главная идея баллады заключается в противопоставлении вольного духа героя и атмосферы княжеского двора. Илья Муромец — подлинный народный герой; он не дорожит роскошью, но его задевает недостаточное уважение со стороны князя:

Двор мне, княже, твой не диво!
Не пиров держусь!
Я мужик неприхотливый,
Был бы хлеба кус!
Но обнес меня ты марой
В очередь мою -
Так шагай же, мой чубарый,
Уноси Илью!

Тема воли, простора, свободы то и дело повторяется в балладе. Илья признается, что ему не по сердцу обычаи при дворе князя Владимира, «от царьградских от курений / Го­лова болит». Богатырю, вышедшему из среды простого народа, привольнее дышится свежим воздухом полей и лесов; он не привык кланяться никому, кроме земли, из которой все рождается и в которую все уйдет в свой черед:

Государыне-пустыне
Поклонюся вновь!
Вновь изведаю я, старый,
Волюшку мою...

В балладе «Илья Муромец» Толстому удалось не только показать образ народного богатыря; автор отразил в этом произведении представления о свободе, о воле, почерпнутые из устного народного творчества. Мечта о воле всегда была одним из самых сильных стремлений человеческой души, и Толстой нарисовал образ героя, в котором эта мечта нашла живое воплощение. Ясно ощущается, что автор разделяет позицию своего героя.

В другой своей балладе, озаглавленной «Правда», Толстой обращается к теме, которая не меньше, чем жажда воли, волновала умы сказителей с древнейших времен. Внешний сюжет баллады — это рассказ о путешествии семи братьев в поисках правды:

Поскакали добры молодцы,
Все семеро братьев удалыих,
И подъехали к правде со семи концов,
И увидели правду со семи сторон.

А дальше все происходит так, как и в реальной жизни: поскольку каждый увидел лишь частицу правды, то он и рассказывает о ней. Но в том-то и дело, что увиденную часть каждый принял за целое, за всю правду:

Всяк рассказывал правду по-своему:
Кто горой называл ее высокою,
Кто городом людным торговыим,
Кто морем, кто лесом, кто степию.

В этом и состоит трагедия многих споров, доходящих до ненависти и даже до вооруженных столкновений: каждая сторона по-своему права. На этом построены многие трагедии великих драматургов, в этом заключаются религиозные конфликты. В чем-то прав каждый, и никто не хочет уступить, признать правоту другого:

И поспорили братья промеж собой,
И вымали мечи булатные,
И рубили друг друга до смерти,
И, рубяся, корились, ругалися,
И брат брата звал обманщиком.

Так автор баллады рассказывает об одном из самых распространенных человеческих заблуждений — о претензии на обладание истиной. Каждый познал лишь малую часть великой правды, которую «не объехать кругом» «во сто лет», но уверен, что узнал ее всю, а другие искажают это знание. Вместо того чтобы постигать правду вместе, братья из баллады Толстого бьются насмерть. Но самое страшное даже не их смерть, а то, что эта вражда переходит из поко­ления в поколение:

Умирая ж, каждый сыну наказывал,
Рубитися наказывал до смерти,
Полегти за правду за истину;
То ж и сын сыну наказывал,
И доселе их внуки рубятся,
Все рубятся за правду за истину,
На великое себе разорение.

Замечательна позиция самого автора: он никого не хвалит и не осуждает — он просто рассказывает о том, что бывает, на свете, и завершает балладу назидательной концовкой вроде тех, которыми часто оканчиваются сказки:

А сказана притча не в осуждение,
Не в укор сказана - в поучение,
Людям добрым в уразумение.

В балладе «Курган» Толстой размышляет о непрочности славы, а одновременно и о смысле человеческой жизни:

Кто был он? Венцами какими
Свое он украсил чело?
Чью кровь проливал он рекою?
Какие он жег города?
И смертью погиб он какою?
И в землю опущен когда ?

В этой балладе автор анализирует бытовавшее в Средневековье среди дворянства представление о высшей ценности славы, добытой в воинских подвигах:

И если курган твой высокий
Сровняется с полем пустым,
То слава, разлившись далеко,
Была бы курганом твоим!

Толстой полностью развенчивает эту идею: курган по- прежнему стоит, хотя прошли века, но имя похороненного в нем героя стерлось из памяти народа. Однако почему-то Илью Муромца помнят до сих пор, а церковь даже канонизировала его! В чем же здесь дело? Почему сын крестьянина из небольшой деревушки под Муромом живет в памяти народа, а «державный наездник» и его «славное имя» позабыты?

И здесь мы сталкиваемся с вопросом о цели подвигов героя. Илья Муромец всегда выходил на битву ради спасения невиновных, ради свободы и счастья родного народа, а не ради княжеской награды. Его награда — это неумирающая слава в веках: никакой курган не возвеличит так подвигов героя, как песни народа. А во имя чего сражался богатырь из баллады «Курган»? Просто ради подвигов, ради славы? После его гибели сказители из его окружения слагают ему хвалебные песни, но они скоро забываются, ведь приходят новые воители, подобные павшему, так же, как и он, жадные до славы и войны.

Война ради войны — разве это может вызвать какие-либо теплые чувства в сердцах простых людей, которые хотят жить в мире? Илья Муромец сражался именно ради мира, и потому его помнят. «...Витязя славное имя / До наших времен не дошло...» — бесстрастно замечает Толстой, выражая этими словами свою позицию. Но это не только его позиция — это суд народной памяти, которая бережно хранит имена тех, кто действительно свершил великие деяния.