Готовые сочинения

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Просветительский характер сатир А. Д. Кантемира

Печать

Просветительский характер сатир А. Д. Кантемира

1.  Цели сатир Кантемира.
1.  Образы, созданные в сатирах.
1.  Пороки человечества.

«Его поэзия — поэзия ума, здравого смысла и благородного сердца», — так отзывался о творчестве Антиоха Дмитриевича Кантемира В. Г. Белинский. Назидательно-морализирующие его сатиры были связаны с идеологией второй половины XVII века. В них сквозят идеи общегосударственного значения, их содержание серьезно, но при этом в них сквозит иронический подтекст. «Неутомимый просветитель и знаток книг», Кантемир написал восемь сатир на злободневные темы.

«На хулящих учение. К уму своему» сделало имя автора известным, прославило Кантемира в 1729 году. В своих сатирах Кантемир, как и Феофан Прокопович, рассказывал о смысле учений, наставлял и показывал пользу наук и с непониманием и иронией относился к противникам. Вообще, их с Феофаном многое идейно связывало. Кантемира не минула судьба Феофана, которого упрекали в ереси, невежестве, конечно, все интриги велись со сторон и духовенства.

Кантемир в своих сатирах обобщил все свои сомнения, думы и недовольства. Написал о царившем в то время пренебрежении к наукам, о дворянском злонравии да и вообще о человеке как таковом с его слабостями и пороками. Конечно, многим подобные высказывания были очень не нужны, ведь объектами его нападок, как правило, были влиятельные люди, способные причинить реальный вред. В своих стихах он часто мечтает о спокойствии, воспетом Сенекой в трактатах «О счастливой жизни и Душевном спокойствии».

Ах дражайшая, воля, с чем тебя сравнять?
Жизнь, так покойну, можно ль несчастьем звати ?

Эти стихи навеяны Кантемиру потерей наследства и отправкой на заграничную службу.

Главное наследие Петровского времени для Кантемира — просвещение, и, конечно, противники Кантемира — его идейные враги. В I сатире он говорит бедственном положении науки:

Гордость, леность, богатство мудрость одолели.
Науку невежество местом уже посело.

И целая галерея образов вырисовывалось перед нами: и тупоголовый Силван, пьяница и гуляка Лука, ханжа Критон, высокомерный и самолюбивый Медор. Их речь направлена против науки. Из-за своего слабоумия они винят науку во всех смертных грехах, не видят в ней никакой пользы — один вред, считают именно ее виновницей спада религиозности, безбожия, да и дохода она не приносит.

Кантемир показал, как можно все перевернуть с ног на голову и как опасно, когда несведущие люди легкомысленно осваивают новую зарождающуюся культуру. Эти люди поддались тем модным тенденциям послепетровских времен, которые приобрели большие масштабы: напыщенный внешний лоск, глупая погоня за западноевропейской модой не только во внешнем виде, но и манере поведения, в том числе в вопросах науки. Отсюда вышел образ такого щеголя, как Медор.

Медор тужит, что чересчур бумаги исходит
На письмо, на печать книг, а ему приходит,
Что не в чем уж завертеть завитые кудри.

В «Сатире на зависть и гордость дворян злонравных» Кантемир утверждал, что «благородных явит одна добродетель», тем самым давая понять, что отрицает подобные преимущества дворян: «Адам дворян не родил». И с Кантемиром трудно поспорить. Только личные заслуги, личные умения и возможности — вот показатели, вот путь к власти и чинам. Кантемир в своих сатирах рассмотрел спектр вопросов. Это проблемы благородства и дворянской чести, раскрытие судебных недостатков, он даже размышлял о том, какие надо иметь качества для карьерного роста. Далее его тенденции раскрыли в своих произведениях Сумароков и Фонвизин.

Кантемир не был ярым борцом за отмену крепостного права, но являлся явным его противником и «естественно, обличителем»:

...зверям лишь прилична
Жажда крови: плоть в слуге твоем однолична.

Как поэт-гражданин он, конечно, не мог равнодушно смотреть на творившееся вокруг него; это задевало и заставля­ло общественного деятеля и художника изливать свои мысли: «Все, что я пишу, пишу по должности гражданина».

Сатиры Кантемира были подвержены влиянию сатир Горация, Буало, но он создавал все же новое, индивидуальное, самобытное, опираясь на современную ему действительность. Общие человеческие недостатки у Кантемира приобретали конкретные черты недостатков именно русского общества. Отсюда появляются сатиры «на лицо», точнее портреты Архимандрида Варлаама, епископа Георгия Дашкова и др.

Кантемир с достоверностью описывает быт, призванный оживить произведение, «усилить обличительный эффект». Он был, наверное, одним из первых бытописателей XVIII века. Опираясь на просторечие, не чурался Кантемир и грубоватых народных выражений. Отсюда и простота его письма. Дидактическая направленность произведений его налицо, нравоучения все его понятны обычному читателю.

В сатире III он ясно создал образ сплетника Менедра, который «с зарею восставши, везде побывает, развесивши уши везде, везде примечает». Он кладезь новостей и слухов. «...Где кто с кем подрался, / Сватается кто на ком, где кто проигрался» — все он знает.

А корыстолюбивые и лицемерные враги просвещения церковники были частым объектом нападок со стороны Кантемира. Их ханжество и невежество подвергались обличению в его сатирах. Они готовы восхвалять любого, кто дает деньги на церковь; они пьяницы и дебоширы.

...спешу. Как вождь на победу
Или как поп с похорон к жирному обеду.

«Для чего в подобных телом и душою человеческих столь различные находятся страсти, которые сами узнать не могут?» Этот вопрос задается в сатире «О различии страстей человеческих». Здесь затронуты и темы безграничной жадности, расточительства, сильном влиянии денег, порождающее пороки человека. Чего только стоит Тиций, будучи стариком, продолжающий рьяно умножить свои богатства, естественно, незаконным путем. И, конечно, ни к чему хорошему такое богатство не приведет. Даже этот образ скупца раскроет более полно многогранно в своем произведении Пушкин. Расточитель же в сатире Кантемира проматывает имение отца. Такие люди тоже страшны и опасны.

А что в доме, что не нем, та вся долгом пахнет,
А когда он творит, то деревни чахнут.

Кантемир осмеивал пороки человека, которые заключаются в удовлетворении низменных своих потребностей, а его «веселый» слог более быстро и верно доносил суть его задач по раскрытию и обличению. «Мы посмеяния больше всякого другого наказания боимся». Но он все же был достаточно далек от истинно «смеховой сатиры».

Надо ли вообще писать сатиры? Именно этот вопрос Кантемир задает в IV сатире «К музе. Об опасности сатирических произведений», которая восходит к источнику западной литературы, к сатире Буало.

Написав V сатиру, Кантемир вывел на сцену самое большое количество образов, галерею характеров с индивидуальными пороками. И это произведение стало самым объемным в жанре сатиры, оно, можно сказать, вершина его сатирического творчества. Потом, уже за границей, он пишет VI сатиру, где призывает быть добродетельными жить в спокойствии и согласии с собой и довольствоваться малым. Конечно, здесь он затронул проблемы молодежи, ведь воспитание очень важно и от него многое зависит в формировании личности. Давая советы родителям, сатирик стремился дать принципы правильного воспитания детей.

Что может быть хуже наглости и нахальства? Люди с этими качествами неприятны, с ними не хочется сталкиваться по жизни, тем более на пути к высокой цели. Но Кантемир сталкивался, он не принимал и не понимал таких людей, именно их он высмеял в сатире VIII.

В сатирах Кантемира всегда были живые, оригинальные портреты, истинно русский быт, они бурлили мыслями и желаниями автора, они пронизаны любовью к своей родине. Кантемир был человеком, не боявшимся выразить свое мнение, не взирая на недовольства и страхи других. Он явно видел свою цель, знал к чему надо идти, к чему надо призывать людей, на чем настоять, чтобы могло привести к развитию науки, ее правильному пониманию и отношению к ней. Просвещенный монарх и великая Россия — вот чего хотел Антиох Кантемир.